Об истории РЕАКТИВНОЙ АВИАЦИИ

(Другие темы, не вошедшие в форум)
Ответить
Аватара пользователя
Вячеслав Заднипранец
Сообщения: 11086
Зарегистрирован: 19.10.2010 15:07
Год выпуска: 1976
Благодарил (а): 11009 раз
Поблагодарили: 12971 раз
Контактная информация:

Сообщение Вячеслав Заднипранец »

177-й истребительный Московский авиационный полк
(Аэр. Лодейное поле)
 
Сформирован 18.05.41 г. на аэр. Клин на базе одной из эскадрилий 27 иап, но только через месяц в полк начали поступать изношенные И-16 из 11 иап, 34 иапи 120 иап.
В конце июля 1941 г. полк пополнили 42 летчиками-сержантами, которые окончили летные школы, но не получили назначений. Подготовку летного состава организовали на аэродроме Дубровицы, около Подольска. За лето было выполнено 969 тренировочных полетов в том числе 92 ночью, проведено 19 учебных воздушных боев.
C 20.06.41 г. входил в состав 6 иак ПВО Москвы.
31.08.41 г. комиссар полка - старший батальонный комиссар Н.Л.Ходырев первым поднял в небо новый истребитель МиГ-3. К концу сентября полк удалось подготовить к боевым действиям, причем половина личного состава освоила МиГи.
В октябре 1941 г. часть поступила в оперативное подчинение 77 сад и начала действовать в южном секторе обороны Москвы.
В августе 1942 г. полк на самолетах МиГ-3 переведен на Калининский фронт (г. Осташков), где в течение 2 месяцев произвел 610 самолето-вылетов на прикрытие важных объектов. Летчики провели 19 воздушных боев, в которых сбили 12 самолетов противника.
Указом президента РФ от 25.12.2002 г. No 1449 за массовый героизм и отвагу, стойкость и мужество, проявленные личным составом полка в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годов по защите неба столицы нашей Родины города-героя Москвы, и учитывая его заслуги в мирное время, полку присвоено почетное наименование Московского.
177-й истребительный авиаполк, о котором пойдет речь в этой статье, был сформирован 10 мая 1941 г. Во время Великой Отечественной войны часть входила в состав 6-го истребительного авиакорпуса, защищавшего Москву и Московскую область. Самым известным летчиком полка стал командир звена 1-й эскадрильи мл. л-нт В.В. Талалихин, который 8 августа 1941 г. выполнил ночной таран немецкого бомбардировщика He-111. 
В 1948 г. полк был передислоцирован в Ярославль и вошел в состав 303-й ИАД. В том же году личный состав освоил реактивный истребитель Як-17, а через год - МиГ-9. В первой половине 1950 г. вся дивизия одной из первых в СССР переучилась на новейший в то время самолет МиГ-15. В июне соединение без авиатехники спешно перебросили на Дальний Восток, а в августе 177-й ИАП был выделен из его состава и откомандирован на Ляодунский полуостров, где шло формирование 50-й ИАД, предназначенной для отправки в Корею. Вместе с 29-м ГИАП 177-й полк стал основой этой дивизии. Собрав и облетав прибывшие в контейнерах МиГ-15бис, авиаторы в ноябре получили приказ перелететь в Северо-Восточный Китай на авиабазу Аншань. Перед отлетом 177-й ИАП перевели на новое штатное расписание: из 40 самолетов оставили 28, а из 40 летчиков - 32. 
Из летчиков, которые в составе 177-го ИАП участвовали в Великой Отечественной войне, в Корею попали Забавин, Барсегян, Гречишко и еще два-три человека. Некоторые пилоты участвовали в боях с люфтваффе в составе других частей, например, из 18-го ГИАП прибыли Сычев, Михайлов, Фомин. В основном же в полку были молодые необстрелянные летчики. 

Прибыв 20 ноября в Аншань, полк начал усиленно готовиться к боям: пилоты совершали облет района боевых действий и изучали его по карте, проводили интенсивные тренировочные полеты (акцент делался и на групповую слетанность, и на свободный воздушный бой), а также поэскадрильно, чередуясь с летчиками из 29-го ГИАП, стали нести боевые дежурства. 27 ноября подготовка завершилась, и в первых числах декабря 177-й ИАП приступил к выполнению боевых заданий. 
Перед 50-й ИАД были поставлены следующие задачи: 
- не допустить разрушения мостов через р. Ялуцзян возле г. Аньдун, по которым шло снабжение китайских добровольцев и северокорейских войск; 
- не допустить налетов авиации противника на ГЭС на р. Ялуцзян, северо-восточней Аньдуна, питавшей электроэнергией Маньчжурию и Северную Корею; 
- пресекать штурмовые налеты авиации противника в пределах своего радиуса действия; 
- прикрывать от налетов города Аньдун (КНР) и Сингесю (Северная Корея). 
Для обнаружения самолетов противника и наведения на них истребителей дивизии использовались две РЛС типа П-3 и одна трофейная японская типа 'Елочка', которые имели низкие тактико-технические характеристики, например, не обнаруживали низколетящие цели. Для более раннего обнаружения противника был оборудован выносной пункт управления (ВПУ) с РЛС П-3. Но для полного контроля воздушной обстановки этого было явно недостаточно. 
10 декабря 1-я АЭ впервые поднялась на перехват в район Аньдуна, но встреча с американскими самолетами не состоялась. Подобным образом закончились боевые вылеты 12 и 15 декабря. На другой день 1-я АЭ перебазировалась на аэродром Аньдун, где уже дислоцировался 29-й ГИАП, и 18 декабря летчики эскадрильи совершили первый боевой вылет с этой базы. В тот же день 2-я АЭ провела первый воздушный бой, который закончился безрезультатно. 
Утром 22 декабря на боевые задания вылетели все десять истребителей 1-й АЭ и восемь 2-й. Для последних вылет прошел спокойно, а 1-ю эскадрилью навели на четыре F-86A, которые шли в направлении Аньдуна. Встреча с противником произошла на высоте 12400 м. Американцы были слева и выше МиГов, но, вероятно, их не видели. Воспользовавшись этим, советские летчики атаковали противника снизу. К-н Воробьев зашел в хвост 'Сейбру' и с близкого расстояния открыл прицельный огонь из всех пушек. Несколько снарядов попали прямо в сопло F-86, он загорелся, резко пошел вниз и врезался в землю. Летчик погиб. Оставшаяся тройка тут же с резким снижением и увеличением скорости ушла в сторону моря, куда советским пилотам заходить было запрещено. 
В тот же день после обеда на боевое задание вылетела восьмерка 2-й АЭ под командованием к-на Фомина. Над рекой Ялуцзян на высоте 10000 м Фомин заметил восемь F-86 1 и решил атаковать их в лоб, для чего приказал своей группе развернуться 'все вдруг на 180њ'. Не открывая огня, советские истребители разошлись с противником на встречных курсах и развернулись вслед за ним, но тут же были атакованы с двух сторон двумя звеньями еще одной восьмерки 'Сейбров' 2. Бой разбился на группы и принял очень ожесточенный характер. Имея численное превосходство, американцы нанесли 2-й АЭ тяжелые потери: погиб командир звена к-н Барсегян Саснык Аршакович, был сбит ст. л-нт Зуб, которому удалось катапультироваться, но приземляясь, он сломал ноги, попал в госпиталь и больше в Корее не летал (работал на КП). И все же летчики 2-й АЭ не остались в долгу, уничтожив три F-86. После боя из 83-го ИАК очень быстро были переброшены два новых МиГ-15бис, на которых в составе 2-й АЭ стали летать парой пом. командира полка Сычев и штурман Андрюшин. 
22 декабря открыли боевой счет летчики 3-й АЭ. Вылетев шестеркой, они были наведены на группу истребителей-бомбардировщиков 'Шутинг Стар', которые шли без прикрытия, за что и поплатились - к-н Агуреев и ст.л-т Мелешкин сбили по одному F-80, Остальные штурмовики, тут же сбросив бомбы, ушли в сторону моря. 
24 декабря по команде с КП на боевое задание была поднята 1-я АЭ в полном составе. При наборе высоты летчики обнаружили четаерку F-86 и, сбросив подвесные баки, пошли с ними на сближение. Однако, увлекшись преследованием, они забыли об осмотрительности и были атакованы сверху шестеркой 'Сейбров'. Строй эскадрильи рассыпался. Бой складывался трудно, и многие МиГи получили повреждения. Но все же советские летчики сказали свое веское слово: американцы недосчитались двух истребителей, которых сбили ст.л-нты Беликов и Кобзев. 
25 декабря 2-я АЭ перебазировалась в Аньдун. Оставшаяся в Аньшане 3-я эскадрилья, в которой летали только шесть летчиков (два заболели), на задания посылалась редко, но и она в начале января 1951 г. перелетела в Аньдун. Основная нагрузка легла на 1-ю и 2-ю эскадрильи, которые ежедневно выполняли по 1-2 боевых вылета. В основном им приходилось иметь дело с F-80 'Шутинг Стар', F-84E 'Тандерджет' и F-86A 'Сейбр'. Обычно F-80 и F-84 использовались в качестве ударных самолетов, a F-86 применялись для их прикрытия и для расчистки воздушного пространства. 
Для противодействия противнику летчики 177-го полка применяли следующую тактику: на перехват обычно вылетали двумя эскадрильями, одна из них (чаще 1-я, т.к. она была наиболее боеспособной) сковывала истребители прикрытия, а другая атаковала штурмовики, не подпуская их к охраняемому объекту. Показательным стал бой 27 декабря, когда американцы предприняли очередной налет на охраняемый 50-й ИАД объект. Сначала в воздух поднялись десять истребителей 1-й АЭ, а затем восемь - 2-й. Летчики 1-й эскадрильи связали боем десятку F-86, а истребители 2-й АЭ ударили по F-80. Налет был отбит, при этом к-н Гречишко сбил один F-86, а к-н Фомин - F-80. 
3 и 6 января 1951 г. при отражении воздушных налетов пилоты полка сбили еще несколько F-80 и F-84. 10 января летчики 1-й АЭ перехватили за облаками в районе г. Ансю разведчик RB-29 3. Истребители парами попеременно заходили в атаку на 'Суперфортресс', но из-за больших размеров самолета все время допускали одну и ту же ошибку: открывали огонь с большой дистанции и промахивались. И все же 'крепость' удалось сбить - снаряды попали в правый внутренний двигатель и фюзеляж, самолет загорелся, начал по спирали падать и врезался в сопку. Шесть членов экипажа погибли, пятерым удалось спастись на парашютах, и они были взяты в плен китайцами. Стреляли по RB-29 все летчики 1-й АЭ, и лучший снимок ФКП имел к-н Воробьев, который стрелял с наиболее близкой дистанции, но победу записали командиру эскадрильи м-ру Михайлову. 
Особенно напряженные воздушные бои разыгрались в конце января. Так, 20 числа шестерка 2-й АЭ была наведена с ВПУ на четверку F-84, штурмовавших наземные цели. Звено, возглавляемое м-ром Фоминым 4, ударило по ведущей паре, а Сычев и Андрюшин - по замыкающей. В итоге Фомин и Андрюшин записали на свой счет по одному F-84, а два уцелевших 'Тандерджета' тут же убрались восвояси. На другой день на группу из восьми F-84E были наведены летчики 1-й эскадрильи. Они отразили налет, уничтожив четыре штурмовика. В этом бою отличились: м-р Михайлов, к-ны Гречишко, Акуленко и Попов. 
24 января летчикам 177-го ИАП пришлось выдержать тяжелый бой с группой из почти тридцати F-80 и F-84. В схватке участвовали все эскадрильи полка. Противник вновь, потеряв две машины, не пробился к охраняемым объектам. Победы одержали к-н Гречишкин из 3-й АЭ, который сбил F-84, и к-н Беликов из 1-й АЭ, записавший на свой счет F-80. В этом жарком бою некоторые МиГи получили повреждения, а сильнее других пострадал самолет Попова, которому с трудом удалось довести его до аэродрома. На истребителе была прострелена турбина двигателя, выведены из строя радиостанция и гидросистема, а при посадке не вышла одна 'нога', но летчику все же удалось приземлить самолет. При осмотре машины в ней насчитали 39 пробоин, после чего истребитель списали как не подлежащий ремонту. 
Весьма серьезные проблемы у советских летчиков вызывала небольшая продолжительность полета МиГ-15, что достаточно часто вынуждало летать с подвесными баками, которых катастрофически не хватало. В 177-м полку их запас израсходовался после двух-трех воздушных боев. Сначала баки на Ил-12 возили из Приморья китайцы, но полностью проблему решили, когда их производство было налажено в КНР. Но этим сложности не ограничивались - случалось, что в воздухе ПТБ не сбрасывались, и если это происходило в бою, то пилот МиГа оказывался в крайне невыгодном положении. Такое ЧП чуть не стоило жизни командиру 3-й эскадрильи м-ру Забавину. 26 января он со своей группой вылетел на очередное боевое задание. Обнаружив 12 самолетов противника, Забавин приказал сбросить баки и приготовиться к атаке. Но у него и у к-на Горохова ПТБ остались под крыльями. Горохову удалось избавиться от бака аварийно, но он был вынужден выйти из боя. Предпринял попытку аварийного сброса и Забавин, но ситуация только ухудшилась, т.к. под левой плоскостью бак остался, и самолет резко пошел вниз, начав вращаться. С большим трудом комэск вывел МиГ из штопора, на пределе своих сил довел его до аэродрома и благополучно посадил. Истребитель настолько сильно деформировался, что потребовался серьезный ремонт с полной заменой крыла. 

Последние победы на счет 177-го полка были записаны 3 февраля. Утром летчики 1-й АЭ перехватили пятерку F-80 и в скоротечном бою сбили два самолета. Во второй половине дня пять пар той же эскадрильи, выполняя патрульный полет в р-не реки Ялуцзян, наткнулись на одиночный самолет-разведчик Т-33. Первым его обнаружил м-р Воробьев и атаковал снизу справа, ударив из всех пушек по фюзеляжу. Экипаж Т-33 попытался сбросить подвесные баки, но один из них остался, и самолет начал падать. Советский летчик решил преследовать противника и на малой высоте, когда американский пилот вывел свою машину из пике и пытался удрать, расстрелял его. Разведчик врезался в землю в 42 км северо-восточнее г. Сингесю, его экипаж погиб. 
177-й ИАП продолжал участвовать в боевых действиях до 7-го февраля. Всего, по архивным данным, полк в Корее уничтожил 24 самолета 5. Свои потери - три МиГа и один погибший летчик. Все пилоты были награждены боевыми орденами и медалями КНР. После корейской командировки полк убыл под Ленинград и вошел в состав Ленинградской армии ПВО, где находится до сих пор. 

Окраска самолетов 177-го ИАП в Корее
Все истребители полка имели цвет неокрашенного дюраля. Бортовые номера были двухзначными, округлой формы, высотой 50-60 см, без окантовки, у каждой эскадрильи своего цвета: у 1-й - красного, у 2-й - голубого, у 3-й - желтого. В начале боев у всех самолетов носовая часть фюзеляжа была окрашена в красный цвет на ширину 15-20 см, позднее ширину полосы увеличили до 50-60 см. 
В период базирования в Аньшане самолеты несли китайские опознавательные знаки, а когда полк перелетел в Аньдун, то знаки нарисовали северокорейские. Звездочки побед не наносились. 
Известны бортовые номера самолетов: Воробьева - № 04 6, Гречишко -№ 13, Фомина - № 20, Барсегяна - № 41, на котором он погиб 22.12.50 г. 
Вложения
ЛП 177 в Корее.jpg
ЛП 177 в Корее.jpg (17.51 КБ) 500 просмотров
Передача 177-го ИАП в ВВС. Комиссию возглавляет маршал авиации Советского союза Кутахов. Справа от маршала сидит ком. полка полковник Костиневич В.Г.
Передача 177-го ИАП в ВВС. Комиссию возглавляет маршал авиации Советского союза Кутахов. Справа от маршала сидит ком. полка полковник Костиневич В.Г.
Ответить

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей